гостевая книга, сюжет, правила, список персонажей, занятость, занятые внешности, шаблон анкеты, акции
- С ума сошел, что ли? – от такого нелепого предположения Алиса едва не подавилась кусочком шоколада. Не сказать, чтобы она ела все, что не приколочено. Но вкусно поесть любила. Многие ее однокурсницы периодически (и к выпускному курсу эти периоды учащались) садились на разномастные диеты и худели-худели-худели. Фоули же не занималась этим никогда. К счастью, на фигуре подобное не сказывалось… Читать дальше

Добро пожаловать! В игре июнь, 1979 год

Возможно, глядя на ирландских волшебников и артефакты, возник вопрос: где мои любимые войны Пожирателей смерти с Орденом феникса? Они, конечно же, есть, это важная часть истории 1979 года, но не стоит забывать, что остальное население было занято своими делами. Например, одним из главных событий стало переизбрание Министра магии, так как Минчум был признан не справляющимся со своими обязанностями. Параллельно стало нарастать возмущение ирландских волшебников, потребности которых слишком долго игнорировали. А вот откуда взялась проблема с артефактами все еще покрыто тайной.

Marauders: Lion and Harp

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Lion and Harp » Рокировка » Где-то между безысходностью и катастрофой


Где-то между безысходностью и катастрофой

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://cdn3.savepice.ru/uploads/2018/2/22/ed6da1d224f4b7d660c52a7f016967c9-full.png https://cdn3.savepice.ru/uploads/2018/2/22/3f77f4865c622a8bb51c59fdcc71d99b-full.png https://cdn3.savepice.ru/uploads/2018/2/22/55693954c9d3e3e966505ecd4bb28df3-full.png

действующие лица:
Narcissa Malfoy, Medea Healy
ваше местонахождение:
больница Св.Мунго и окрестности

время в игре:
Март 1979
пару слов о сюжете:
Как-то раз мисс Хили пришло письмо, в котором миссис Малфой предложила ей принять участие в организации Большого-И-Очень-Важного-Вечера.
Дальше все как в тумане.

+1

2

Интерес мировой общественности к публикации последних результатов целителей Мунго в области излечения драконьей оспы достаточно ясно говорил о том, что на это стоит обратить внимание. Нарцисса не смыслила в колдомедицине и даже не желала с этим разбираться, резонно полагая, что на это есть целый штаб целителей, в чьих услугах она не нуждалась, предпочитая семейного целителя, но Мунго всегда был хорошим вложением в собственное имя.
Она отложила выпуск Практического Зельеварения, который читала из любопытства и семейной тяги к данной сфере и задумалась о том, что уже не первая статья посвящена той самой вакцине, которую называли прорывом в этой области и совершенно уникальным продуктом, выводящим лечение драконьей оспы на совершенно новый уровень, позволяющий едва ли не самых тяжёлых больных ставить на ноги. Звучало красиво и любопытно. Что важнее, это звучало уже из разных источников, так что сам собой напрашивался визит миссис Малфой в Мунго, чтобы самой пообщаться с теми чудными учеными, сумевшими добиться таких результатов. Впрочем, восторга она не испытывала, лишь скучающе для себя отметив, что с тем финансированием, которое госпиталь получает только от меценатов и от неё самой в частности, не считая официального бюджета от Министерства, они могли бы радовать общественность открытиями несколько раз в неделю, но приходилось работать с тем, что есть.
Утро было достаточно хмурым, чтобы Нарцисса появилась в Мунго уже капельку недовольная и склонная к критике - о своем намерении в этот раз посетить госпиталь она не предупредила, повинуясь сиюминутному порыву и легкой мстительности, когда непременно хотелось наступить кому-то на ногу или воткнуть в бок булавку зная, что на твою улыбку никто ничего не сможет ответить, не говоря уже о том, чтобы сделать гадость.
Произведенный эффект вполне удовлетворил её жажду крови и развеял скуку, а порция вполне заслуженных комплиментов и восторгов вовсе подняли настроение и настроили на рабочий лад - если это непонятное лекарство, в тонкости производства которого её немедленно посвятили, избавив при этом от главных нюансов, что девушка не могла не заметить, было таким сенсационным, то нельзя было позволить ему пропасть тут в числе рядовых событий.
Было решено - приему быть. Масштабному, с гостями-экспертами из других стран, кто смог бы действительно оценить по достоинству зелье и чьи восхищенные комментарии будят выглядеть для всего магического мира куда авторитетнее статеек в Ежедневном Пророке, а всё это, разумеется, только благодаря чуткому руководству и неоценимой помощи Нарциссы Малфой. Вдохновленная прекрасными перспективами, нарисованными ей собственным воображением, Цисси с лёгким сердцем вернулась в Мэнор предвкушая бесконечные хлопоты и восхитительную занятость, которая выместит собой ежедневную скуку.
Её успех должен был красиво оттенить все достижения Люциуса, доказав всему магическому сообществу вновь идеальность молодой пары Малфоев. Но успех сам собой не случался даже с Блэками, что они усиленно скрывали от всех, выдавая свои достижения как нечто само собой разумеющееся, дающееся им по праву крови. В своей видимой аморфной меланхоличности Нарцисса оставалась цепкой и настойчивой, когда ей что-то действительно требовалось.
В этот раз ей требовалось, чтобы кто-то поспособствовал становлению этого приема-конференции как международной. Просматривая списки попечителей госпиталя, Цисси обратила внимание на одно имя - Медея Хили. Они не были знакомы лично, но у этой женщины было то, что требовалось ей, а в успехе Мунго они были заинтересованы обе, поэтому Нарцисса взялась за письмо, изящно укладывая завитки в буквы, а буквы в слова.

Приветствую Вас, мисс Хили!
Как вы, должно быть, уже слышали, целители курируемого нами обеими госпиталя св. Мунго добились поразительного успеха, достойного быть услышанным не только в Британии, но и во всём мире, ведь так часто слышно об эпидемиях драконьей оспы, уносящей жизни многих магов.
Я считаю, что эта вакцина серьёзный прорыв в колдомедицине, поэтому, чтобы заслуги британских целителей не канули за более громкими высказываниями шарлатанов, обещающих исцеление от любой болезни или мошенников, нам следовало бы организовать прием.
Уверена, что вы, как и я, заинтересованы в мировой известности данного события, поэтому хотела бы предложить Вам присоединиться ко мне в организации приема, на котором хотелось бы видеть и иностранных целителей.
Если Вы согласитесь, то нас ждёт, безусловно, серьёзная работа, так как на руководство Мунго, будем честны, в подобном деле не стоит рассчитывать, а мы не можем позволить какой-то досадной ошибке приуменьшить значимость события.
С нетерпением буду ждать Вашего ответа, надеюсь, что положительного, и встречных идей.
С уважением, Нарцисса Малфой.

+2

3

Чем больше она узнавала госпиталь Святого Мунго, тем глубже его ненавидела. Он был бессистемным и непонятным, повинующимся каким-то особым, хаотичным и абсолютно далеким от ее понимания правилам, и вместе с этим по уши погрязший в бюрократии, в сложных схемах получения чего угодно, и к тому же с абсолютно маразматичным и неадекватным советом попечителей, который теперь вроде как приходится Медее коллегами.
Мерлин, да даже ей понятно, что они толком ничего не делают. Машина крутится и без них, хоть и чихает дымом и гремит сломанными спицами.
Поэтому Медея была очень удивлена, когда вчера у нее в кабинете оказалось письмо от, казалось, единственного в этой клинике человека, которому почему-то не все равно. Письмо было строгим, но многословным - как будто человек, писавший его, привык лить воду и говорить длинные речи ни о чем. Впрочем, лично они с миссис Малфой ни разу не встречались, так что Медея могла только догадываться.
Новости про вакцину от драконьей оспы она, разумеется, уже читала, и отреагировала на нее так же скептически, как и на все другие экспериментальные лекарства, которые обещали избавить вас и от простуды, и от ликантропии, и от смерти, и все это со вкусом ирисок. А неизлечимая драконья оспа - такой вкусный кусок, за который все готовы цепляться и пытаться что-то поиметь на своих бессмысленных, как до этого показывала практика, исследованиях.
Хили все это считала отвратительной профанацией и игрой на человеческих страхах. Хотя, стоит признать, игрой, в которой невозможно уйти без выигрыша. Поэтому она прекрасно понимала, почему из этой вакцины раздувают целое событие - это лекарство хоть что-то делает, побочных эффектов пока не вылезло, и надо ковать железо, пока горячо. Тем более вакцину придумали в Мунго, а  это уже повод гордиться и хвастаться.
Медея не могла понять, зачем она-то тут нужна. Подобные приемы-презентации устраивались регулярно, протекали они быстро и одинаково. Все в клинике знали, с чем имеют дело, и особенной подготовке такие мероприятия не требовали. Разве что леди, приславшая ей письмо, хочет сделать что-то по-настоящему выдающееся.
Ей, конечно, льстило, что обратиться миссис Малфой решила именно к ней, но тщеславие тщеславием, а окунаться с головой в устройство госпиталя, пытаясь что-то действительно сделать ей хотелось меньше всего. Но, в любом случае, надо было поговорить с Нарциссой, хотя бы ради того, чтобы понять, что происходит и чем это грозит ее спокойствию. А еще ей понравилось, как в конце письма через гладкие и красивые фразы проглядывало презрение к руководству Мунго. Поэтому ответ она написала сразу же.

Здравствуйте, мисс Малфой!
Разумеется, я слышала о вакцине против драконьей оспы. Конечно, ей не помешало бы побольше исследований и экспериментов, но, несомненно, это большой прорыв для госпиталя Святого Мунго в частности и для британского колдомедицинского сообщества в целом.
Могу согласиться с тем, что руководство госпиталя бывает не очень легко на подъем, иногда это приносит неудобства. Поэтому, если вам удобно, зайдите ко мне в кабинет завтра в первой половине рабочего дня. Я постараюсь ответить на все интересующие вас вопросы. Надеюсь, что смогу помочь.
Шестой этаж, правое крыло, кабинет 68A.
Буду с нетерпением ждать нашей встречи.
С уважением, Медея Хили.

За вечер она успела пробежаться по отчетам о самых успешных из проводимых международных конференций, стараясь найти вещи, которые можно будет перенести в атмосферу Мунго. Очень мешало то, что она не представляла, что именно задумала мисс Малфой: серьезную встречу научных светил, обучающую презентацию для восторженных стажеров и подыхающих со скуки целителей, или шумный праздник, на котором полагается забывать, что кто-то в этом мире болеет.
Что бы это ни было, и насколько сильно ей было неохота в этом участвовать, Медея не могла пустить все на самотек и не быть в курсе того, что происходит у нее под носом, к тому же вроде как в ее сфере. Потому что если что-то нельзя остановить, то можно только возглавить. Так что Медея с самого утра нетерпеливо поглядывала на часы и надеялась, что Нарцисса придет как можно скорее - за сутки вопросов у нее накопилось много, может быть, даже больше, чем у самой миссис Малфой.

Отредактировано Medea Healy (2018-03-05 17:18:45)

+1

4

Нарцисса с присущей ей самоуверенностью ждала ответ едва ли не сразу после отправления совы - она была Блэк, она была Малфой и привыкла получать то, чего желала, сразу же, если не раньше. Не считая непомерных амбиций помноженных на юный возраст и отсутствие ещё опыта поражений, который она надеялась никогда не приобрести, леди Малфой ещё прекрасно чувствовала, когда люди зацепятся за идею, увидев в ней нечто перспективное и важное, что не смогут пройти мимо. Эдакое чутье на сенсации и умение их создавать красиво и без пошлости - светские вечера уже приелись, соколиные охоты давно утомили, а высшему обществу нужно было чем-то жить; серьёзное мероприятие вполне могло всколыхнуть стоячее болото и зарекомендовать её не только как умницу и красавицу, но и как серьёзную девушку, думающую не только о платьях и прическах, но и о проблемах мира.
Желаемый ответ она действительно получила достаточно быстро, что вызвало довольную улыбку - первый шаг сделан, теперь требовалось заручиться нужной поддержкой и сделать всё так, как она хотела, а не как хотело руководство госпиталя, чьим поведением Нарцисса была категорически недовольна. Приятно было прочесть, что Медея Хили так же не в восторге от главных целителей - это уже был звоночек, что они, вероятно, смогут найти общий язык, чтобы организовать это мероприятие.
Остаток вечера она фантазировала о том, как всё должно пройти и какие будут заголовки в Ежедневном пророке: нужно было не уйти в занудство этих профессиональных конференций, где интересно только тому, кто что-то рассказывает с трибуны, в то время как остальные отчаянно пытаются подавить зевоту, но и превращать всё бал и обычный светский прием было нельзя. Она уже осознавала сложность, которая перед ними возникнет - заставить колдомедиков говорить человеческим языком, пусть лаконичным и корректным, но без их тарабарщины, которую никто вокруг не поймет. Популяризация, но не популизм - вот так для себя определила направление Цисси планируемого мероприятия перед сном.

Утро следующего дня было хлопотным и волнительным: помимо привычных проводов Люциуса, уже доводившего до белого каления все вокруг, потому как должен был выглядеть идеально и, упаси Мерлин, он замечал лишнюю складочку на мантии, прибавились теперь и сборы самой Нарциссы, желавшей выглядеть одновременно строго и изящно. Выбор одежды и прически был для неё сродни некому ритуалу, без которого невозможно было выйти из дома и чувствовать себя естественно и непринужденно, какой она старалась быть всегда, а это часто требовало подготовки куда более тщательной, чем для любого другого образа, где каждая деталь должна была быть подобрана друг к другу идеально настолько, чтобы её не было заметно до того как присмотришься. У Нарциссы уходило иной раз несколько часов на подобные сборы, но они ей не утомляли, напротив, придавали особое настроение и доставляли удовольствие, когда она в заключительный раз осматривала себя перед зеркалом и видела именно тот результат, который хотела. Но об этом мало кому было известно, а потому о том, насколько милая Цисси может быть дотошной и придирчивой к мелочам, знали разве что члены её семьи, но никто другой.
У кабинета 68А леди Малфой появилась в серо-жемчужной мантии в районе половины одиннадцатого - раньше она считала неуместным и выглядящим так, будто бы это была её последняя надежда, а Медея Хили ей была жизненно необходима, чтобы организовать конференцию, но и до обеда времени оставалось достаточно для вдумчивого разговора. Она считала, что время было выбрано едва ли не идеально, с соблюдением всех выстроенных ей самой внутренних правил и приличий.
- Добрый день, мисс Хили, - возможно, на пути к нужному кабинету её пытался кто-то остановить, но она была совершенно не настроена тратить свое время и внимание на кого-то ещё, едва ли удостаивая людей лишним взглядом, но к Медее она вошла с легкой вежливой улыбкой. - Спасибо, что выделили время. Я думаю, что то, что я задумала, стоит его и даже больше, но, как вы правильно заметили в письме, руководство Мунго приносит неудобства даже самому себе. Так случилось, что я жертву некоторые суммы госпиталю, как и многие из нас, но ни одного действительно достойного мероприятия, не считая скучных банкетов и отчетных конференций, я до сих пор не видела. Это печально. Сейчас же есть чудесный повод, - акцентируя на этом внимание она аккуратно заправила светлый локон за ушко - привычка к легкому кокетству из неё ещё не выветрилась и вряд ли собиралась в ближайшие годы. - И мне хочется его достойно обыграть. Это не должна быть нудная конференция только для знатоков или пышный бал с аукционом. Это должно быть доступно и без лишнего пафоса, но интересно. Хотелось бы привлечь и иностранных целителей, но я чувствую, какие будут проблемы с тем, чтобы заставить колдомедиков говорить как людей, а не пыльные фолианты никому ненужные и неинтересные. Что вы думаете на этот счет?

+1


Вы здесь » Marauders: Lion and Harp » Рокировка » Где-то между безысходностью и катастрофой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC